НА ЗАКАТЕ ЖИЗНИ

Что мы знаем о старости? Уж такова человеческая сущность, что пока каждого она не коснется, о ней мы предпочитаем не вспоминать. Безусловно, поэтому нынешние обитатели домов престарелых в годы силы и молодости даже и представить не могли, что им придется коротать старость в казенном учреждении.

Одиноким предоставляется…

Когда копии часов первоначально выпустили Datejust, название дешевых часов-реплик имело гораздо смысла буквальном смысле, главной технической привлека тельностью реплик было реплики часов что них был механизм, который мог автоматически менять дату полночь, что время было новинкой тех replica watches пор, скромное «осложнение даты» стал самой популярной функцией наручных часов-реплик сразу после ражения текущего времени.

Администрация интерната с одобрением относится к пожилым парам.

— Мы рады, когда старики объединяются. Нет ничего плохого в том, что соединятся два израненных сердца, приятно наблюдать за их взаимной заботой, — считает директор дома–интерната Эркина Абдылдаева.

В доме престарелых сейчас находятся 211 постояльцев. Сорок из них лежачие больные. Кстати, самому зданию более пятидесяти лет, но благодаря усилиям работников выглядит оно достаточно хорошо.

— Когда я полтора года назад пришла сюда работать, сразу заметила у многих обитателей потухший взор, — продолжает Абдылдаева. — Переступив порог этого дома, пожилые считают себя обиженными и ненужными. Многие так и говорят: “Пришли, чтобы умереть”. Но стоит с ними заговорить, они с удовольствием вспоминают свои былые увлечения. Женщины рассказывают о рукоделье и кулинарии. Чтобы как-то скрасить жизнь стариков, мы проводим для них конкурсы. 23 февраля по традиции проведем праздник “А ну–ка, дедушки!”, а 8 марта — “А ну–ка, бабушки!”. Знаете, как они готовятся и ждут! В прошлом году вывозили наших подопечных в детские реабилитационные центры. Дедушкам и бабушкам очень понравилось общаться с ребятней.

В день из бюджета на человека выделяется лишь 60 сомов. На эту мизерную сумму поварам удается кормить стариков три раза в день, но помогают и добрые люди.

— Отрадно, что о нас не забывают и солидные организации, и частные лица. Среди спонсоров немало и молодежи, — говорит директор.

Пожилые люди поступают сюда по собственному желанию после специального медицинского освидетельствования. По словам директора, большинство пожилых людей имеют близких родственников, детей.

— Несмотря ни на что, дети для них остаются детьми. Старики прощают им все обиды. Бывает, горько жалуются на них, а потом, смотришь, несут им всю свою пенсию. А отпрыски и рады воспользоваться добротой, появляются вовремя, чтобы забрать деньги, а потом опять пропадают, — сетует Абдылдаева. — Но бабушки и дедушки по-прежнему продолжают любить своих дорогих чад, ждут их визитов, готовят маленькие подарки.

Бабушка рядышком с дедушкой

Для обитателей дома–интерната для пожилых, что на улице Абая (бывшая Кремлевская), его стены стали чем-то похожими на родной дом. В беседах многие пожилые люди, живущие тут, хвалят свою жизнь, и это можно понять. Людские судьбы похожи одна на другую: кто-то остался без родственников, других попросту бросили.

Средний возраст стариков 70—75 лет. Завтрак, обед, ужин. Все остальное время каждый проводит по своему усмотрению. Одни ходят за покупками, другие — в гости, а иные просто спят. Из развлечений — телевизор или радио.

Большинство обитателей приюта — русские, украинцы, немцы, белорусы. Но в последние годы все чаще стало бросаться в глаза и то, что появились среди постояльцев  старики-азиаты, хотя и говорят, что у восточных народов традиция почитания родителей развита намного сильнее, чем у европейцев.

Здешняя активистка, председатель совета ветеранов Гулипа Алиева оказалась здесь семь лет назад. Она продала свою трехкомнатную квартиру, чтобы купить сыновьям жилье. Одну квартиру успели взять, а вторую нет — жилье резко подскочило в цене. А потом умер и сын.

— Помыкалась по съемным углам и пришла к выводу, что лучше всего будет жить здесь, — говорит старушка. — Спасибо Богу и государству за то, что мы имеем, иначе многие просто умерли бы на улице. Я тоже первое время стыдилась, ведь меня в городе хорошо знают, когда-то занимала ведущие должности на производстве и была секретарем партийной организации. Зять у меня на видной работе. Все боялась, кто-нибудь узнает, что на стрости лет сама оказалась без дома. А сейчас я считаю интернат своим домом. Кроме всего прочего, занимаюсь тут организационной работой, знаю проблемы и нужды каждого здешнего постояльца. Есть среди пожилых и пьющие, и хулиганы, наша задача их перевоспитать.

По словам престарелой активистки, православные просят построить часовню, мусульмане — мечеть. А многие в казенных стенах находят еще и свою любовь. Пожилые люди, говорят, что вдвоем легче пережить одиночество. В доме-интернате проживает одиннадцать пар, для удобства их поселили в одном крыле. Оборудовали специально комнату газовой плитой, холодильником, чтобы семейные могли сами готовить.

Писатель и его муза

Есть среди интернатовцев и знаменитости. Например, член Союза журналистов СССР, писатель Дубаш Калназаров. Здесь у пожилого человека начался новый этап жизни. В интернате он встретил и свою нынешнюю супругу Татьяну Жилину. Они сразу понравились друг другу, стали больше общаться и через год решили пожениться.

— Она ведь на двадцать лет моложе меня. И как красиво я за ней ухаживал! Даже в кафе однажды пригласил, — рассказывает дед Дубаш. — Многие думают, что мы попали в эти стены умирать. Так нет, мы здесь живем, радуемся.

Писатель не теряет интереса к жизни. Освоил компьютер, пишет и даже издает книги, делает переводы. Недавно выпустил на русском языке свои стихи. Перевел с кыргызского эпос “Манас”, сейчас ищет спонсоров, которые смогли бы выпустить в свет издание.

Татьяна незрячая, оказалась в доме престарелых из-за одиночества, рядом никого не оказалось, ни детей, ни родных.

— Мне ее характер понравился, такой боевой и жизнерадостный, — говорит писатель, с улыбкой поглядывая на свою Татьяну.

— У меня все родственники умерли. Куда бы я пошла, если бы не было этого жилья? — рассказывает Татьяна. — Здесь у нас нет проблем. Директор постоянно выбивает средства на еду и постельное белье. Ей непросто, ведь хозяйство-то огромное. Нашим неходячим старикам постоянно нужны памперсы, средства личной гигиены и прочее.

Ватрушки для героя

етеран Великой Отечественной войны Николай Ануфриенко поселился в этом интернате после того, как ушел из семьи — ровно 13 лет назад.

— Жена мне сказала, что хочет жить с внуком, а я ей не нужен, — рассказывает 87-летний ветеран. — После этого я собрал свои пожитки и ушел, ничего не стал отсуживать и выпрашивать. Через соцзащиту и военкомат меня оформили сюда.

В его биографии не только фронтовой путь и служба на флоте, но и полвека трудового стажа на заводе имени Фрунзе. Когда-то он был знатным газоэлектросварщиком, а сейчас на хорошем счету у администрации интерната, выполняет работу вахтера и дежурного.

— Здесь же познакомились с моей нынешней женой. Потом нам дали комнату. Вот уже три года живем, — рассказывает ветеран и соглашается на несколько минут покинуть свой пост на входе, чтобы проводить нас в свою “квартиру” и познакомить с супругой.

Любовь Макарова встретила нас как радушная хозяйка. В их комнатке умещается все необходимое: две аккуратно заправленные кровати с ковриками на стене, два шкафа для одежды, телевизор, большой круглый стол и даже старинный буфет. На окнах шторы, на полу — ковровые дорожки. Несмотря на казенные условия, от их быта веет уютом и теплом.

— Проходите, я вот тесто завела, хочу испечь ватрушки, — весело приветствует она.

До этого у каждого из них была своя судьба. Она уже несколько лет живет в интернате. Вначале с мужем, который умер от инсульта, а теперь с Николаем Никитовичем — все веселее.

— Как-то нам добавили пенсию, и я пригласил Любовь Васильевну отметить это. Она согласилась. А после решили создать семью, — говорит ветеран. — Ее родственники подарили нам ковры в честь свадьбы.

Любовь Васильевна слывет отличной кулинаркой, Николай Никитович ездит на рынок за продуктами.

— Она добрая, хозяйственная и интересная женщина, — искренне рассказывает ветеран. — Ко мне родственники не приходят, потому что ничего им не даю. Дети и внуки часто навещают тех, кто им отдает пенсию.

— Мы не ссоримся, нам нечего делить, — уверяют старики. — Неплохо живем. Здесь всех хорошо принимают, лишь бы человек был порядочный, непьющий. А бывает и так — слезно просятся, примите ради Бога, а на следующий день буянят, требуют сто грамм и колбасы. Некоторые напьются и в драку лезут. А в нашем возрасте главное — спокойствие. Да чтобы рядом был добрый, заботливый человек.

Спасительная вера

Анна Калибердина вместе со своим мужем Евгением Васильевичем вместе пришли в дом престарелых шесть лет назад. Познакомились они 19 лет назад, будучи уже вдовыми, на кладбище. У него умерла жена, а сын продал дом и уехал в Россию. А у нее никогда не было детей. Помыкавшись по съемным квартирам, они решили, что самый лучший вариант — поселиться в интернате.

— Здесь к нам хорошо относятся, есть все условия, врачи, библиотека, магазин. Бюджет у нас общий. Решаем вместе, что покупать, — говорит Анна Ивановна.

Когда-то Анна Ивановна была партийной активисткой, а на склоне жизни обрела веру. У нее есть целый уголок-иконостас с изображениями святых.

— К старости хочется быть ближе к Богу, — говорит она.

Нужда на периферии

Если столичным домам престарелых уделяется достаточно внимания, то подобные заведения в регионах забыты властями напрочь. В качестве примера можно привести интернат для пожилых людей и инвалидов в Нижней Серафимовке. Если бы не помощь добровольцев, условия для стариков там были бы невыносимыми.

Перед новогодними праздниками в заведении произошел пожар. К счастью, никто не пострадал, но сгорело целое крыло здания. Между тем здесь на попечении государства находятся около 400 брошенных стариков и молодых людей с ограниченными возможностями. Они живут в жутких условиях, из-за изношенности систем водоснабжения из кранов течет коричневая вода, система отопления забита глиной, пожилые люди мерзнут.

Активисты раздела “Благотворительность” на интернет-форумах регулярно проводят сборы в помощь тамошним постояльцам. Транспорт для благих целей находят здесь же, на форуме, в отделе автомобилистов. Старики радостно встречают груженые автокараваны с вещами, лекарствами и продуктами. Но это, конечно, капля в море. Есть постоянная необходимость в элементарных вещах: посуде, белье, носках, теплой одежде. Многие просят костыли, а лежачие — подушки, которые в Нижней Серафимовке есть не у всех.

Фото Владимира ВОРОНИНА.
Наталья ФИЛОНОВА.
«МСН», 14.02.2013 г.

Адрес материала: http://www.msn.kg/ru/news/39143/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *